Рассказы

Качели жизни. Часть 2. Неожиданное предложение.

By  | 

(Вернуться в начало рассказа).
Весь следующий день Юрий с нетерпением ожидал вечера, ожидал встречи с Таней. Навалившиеся перед отъездом в Германию на научную конференцию дела он передал своему заму. Сосредоточился только на подготовке к опубликованию своего доклада. Сейчас это было самым важным. Неожиданное предложение выступить с докладом на конференции открывали ему путь к международному признанию. Обычно ему удавалось концентрировать внимание на каком-то деле. Но сейчас мысли о предстоящем свидании постоянно блокировали его работу.

Он встретил молодую женщину, провел с ней в разговорах всего несколько часов. Ну и что особенного? Встретились, поговорили и разошлись. Ан, нет. Что-то было в их встрече такое особенное, запоминающееся, вернее – вызывающее воспоминания. Юрий знал различные виды памяти, среди которых была, так называемая, ассоциативная память, при которой отдельные картинки или события «вытягивали» из памяти аналогичные ситуации, происходившие в далеком прошлом.

«А ведь это ассоциативная влюбленность, — подумал Юрий. – В моей жизни повторились события, связанные с Тамилой». Неужели он все еще ее любит? Все, что хоть в какой-то мере напоминает о ней, перенеслось на Татьяну. Кажется, она становится ему не безразличной.

Юрий взглянул на часы и пошел к выходу. По дороге в городской парк он купил большой букет цветов для Татьяны. Как обычно, оставил машину на стоянке и пошел искать заветную скамейку. Она была пустая.

В ожидании Юрий обдумывал свое необычное состояние. Неужели он, почти сорокалетний холостяк, может стать, наконец, полностью счастливым человеком? Он уже испытывал такое счастье в юности в годы своей первой любви, потерянной по его вине. Второй раз — в студенческие годы, когда любил и, как ему казалось, его любили, но потом предали. У него сейчас может быть третья попытка отыскать свое счастье. Только бы ее не упустить.

Контрольное время встречи давно прошло. Юрий стал волноваться. Почему ее нет? Может что-то случилось? Он набрал ее номер телефона, но он был отключен. В нерешительности Юрий поднялся и увидел в начале аллеи Татьяну. Она медленно шла, опустив голову.

«Так идут на Голгофу», — непроизвольно подумал Юрий и побежал ей навстречу.
— Таня, что-то случилось?

Он обнял ее за плечи, бережно прижимая к себе. Татьяна молчала. Разумом она понимала, что это может быть ее последняя встреча, последняя надежда на возрождение любви, на простое женское счастье. Рассказать или промолчать? Рано или поздно правда раскроется, и тогда расставание будет еще больнее.

Они подошли к скамейке, где одиноко лежал оставленный Юрием букет. Татьяна села, с каким-то безразличием положила на колени цветы, а затем закрыла лицо руками и начала тихо плакать. Юрий ничего не понимал. Он продолжал одной рукой обнимать ее за плечи, а второй гладил по голове.

— Танечка, успокойся. Что бы ни случилось, я всегда с тобой. А вместе мы решим любые проблемы. Поверь мне.
— Юра, ты ничего не знаешь, — все еще всхлипывая сказала Таня. – Я хочу оставить хорошую память о нашей случайной встрече, об этом радостном коротком мгновении в своей жизни. Я не могу, я не хочу больше встречаться.
— Вот это поворот судьбы. Кто тебя обидел? Я сделаю все, чтобы снова увидеть на твоем лице улыбку.

Он достал платок и начал тихонько вытирать слезы на ее лице. От этого Татьяна снова начала плакать и уткнулась лицом в его грудь.

Юрий молчал. Он продолжал обнимать ее за плечи и гладить по голове. Он ждал, когда Татьяна успокоится, чтобы можно было спокойно поговорить. Наконец плач прекратился.
— Извини за эту сцену. Я больше не буду.

Она выпрямилась, достала из сумочки платок, зеркальце и начала вытирать растекшуюся по лицу тушь.
«Женщина всегда остается женщиной», — подумал Юрий.
— Теперь ты успокоилась, стала еще красивее. А твое «я больше не буду» напомнило мне детство, когда после очередной шалости именно это я говорил маме.

Татьяна попыталась улыбнуться, но улыбка вышла кривой, неестественной.
— Эх ты, моя милая Танюша. Все будет хорошо. Только надо мне все рассказать.

Татьяна все еще сомневалась. Она боялась момента признания. Но успокаивающие слова Юрия дали надежду на помощь с его стороны и счастливое решение проблемы.
— Хорошо, я все расскажу. Ты меня не спрашивал, а я не рассказывала, кто я на самом деле. Я экономист с высшим образованием. Неожиданное предложение работы в плановом отделе дала мне одна большая фирма. Работа мне нравилась, тем более что знание английского языка позволяло мне принимать участие в переговорах с иностранными заказчиками и даже бывать за рубежом. Иногда при составлении контрактов на русском и английском языках я следила за правильностью перевода и не обращала внимания на таблицы с цифрами. Как потом оказалось при проверках с возбуждением уголовного дела, в цифрах были расхождения. Руководство компании судили, дали реальные сроки.

Татьяна передохнула и продолжила.
— Меня тоже судили. На одном из контрактов стояла моя подпись, которой подтверждалась идентичность контракта на обоих языках. До сих пор не понимаю, как я могла не заметить расхождения в цифрах. Меня спасло только то, что это был единственный контракт с моей подписью. В суде также отметили, что я выступала как переводчик. За допущенную халатность мне дали один год условно с запретом занимать на этот период должности, связанные с финансовыми операциями.

— Так в чем же проблема? – прервал ее Юрий. – В жизни всякое бывает. Но жизнь-то продолжается.
— Да, продолжается. Но что это за жизнь. Муж от меня ушел, как только началось судебное разбирательство, крикнув на прощание обидное «воровка». Я об этом не жалею. У нас и до этого были натянутые отношения. Проблема в другом. Почти месяц назад закончился мой условный срок, и я сразу же начала искать работу по специальности. Смотрела объявления, приходила на собеседования. Сегодня в очередной раз была на собеседовании и в очередной раз получила отказ. Причина – моя судимость.
— Понимаешь, Юра, я устала. Устала от одиночества, устала от недоверия людей ко мне, устала от обиды и несправедливости. Да, я плохая, я была невнимательной, плохо разбиралась в людях. Но я никогда не была воровкой. Так почему же так со мной сейчас поступают? Я боюсь, что и ты мне не поверишь и будешь со своей стороны прав.
Татьяна тяжело вздохнула и замолчала.

— Вот что я тебе скажу, дорогая. Во-первых, никогда не думай о себе плохо. Если ты постоянно будешь думать о себе что недостаточно красива, недостаточно умна, недостаточно профессиональна, что ты плохо разбираешься в людях и так далее, то ты будешь создавать вокруг себя самоисполняющееся пророчество. Ты действительно станешь тем, в чем пытаешься себя убедить. Поверь в саму себя, в свои силы. Помнишь, вчера я тебе сказал, что ты немножко колдунья? Вот и поверь в это, и тогда все поверят тебе. Ведь я же верю.

— И второе, самое главное. Мне кажется, что тебя послал мне сам Бог. Ты тоже обо мне ничего не знаешь. Я возглавляю Научно-производственное акционерное общество в химической направленности. В составе этого общества, или как мы его называем Центра, создается подразделение, которое будет заниматься помощью начинающим изобретателям, бизнесменам воплощать свои идеи в жизнь. Сейчас я веду переговоры с аналогичным Всемирным Центром организации поддержки изобретателей о возможности вхождения с ними в ассоциацию. В любом случае, мне нужно уже сейчас укомплектовывать штат такого подразделения. Вот ты этим и займешься. Так что, будем считать, что собеседование ты прошла и получила неожиданное предложение на работу. Завтра приходи на оформление, и мы подробно об этом поговорим.

— Это правда? Ты не обманываешь?
Татьяна смотрела на своего спасителя широко открытыми глазами, не в силах поверить в реальность. Она получила такое прекрасное неожиданное предложение на работу. Татьяна обеими руками схватила его голову и в порыве благодарности поцеловала в губы.
— Ну вот, я же говорил тебе, что вместе мы обязательно найдем решение твоих проблем.

Юрий сдержал свое слово. Следующие несколько дней он подробно излагал Татьяне свои планы по организации отдельного подразделения в Центре, вместе составили программу первоочередных действий, определились с предполагаемыми объемами финансирования. Юрий спешил все сделать до отъезда в Германию, поэтому пришлось задерживаться на работе. Многие вопросы для Татьяны были знакомы по опыту предыдущей работы, и она подсказываю Юрию оптимальные решения. Им казалось, что они знакомы уже много дней, и не представляли, как до этого могли обходиться друг без друга.

Накануне отъезда Юрий, как обычно, подвез Татьяну к ее дому.
— Будем прощаться? – сказал Юрий, задерживая ее в машине.
— Не люблю я слово «прощаться». Оно звучит как-то слишком грустно. Ты не находишь? Лучше сказать «До встречи».
Юрий молча обнял ее за плечи, наклонил к себе и поцеловал в губы.
«Наконец-то», подумала Татьяна, обхватила его руками и ответила на поцелуй.
— Не будет ли наглостью с моей стороны напроситься к тебе на чай? – прошептал он.

Утром они вместе поехали в Центр. Юрий должен был дать последние указания начальникам подразделений и своему заму. Отпустив сотрудников, он задержал Татьяну.

— Говорить прощай не буду. Лучше – до скорой встречи. И еще, помнишь очень старые стихи поэта Симонова: «Жди меня, и я вернусь. Только очень жди».
— Ну что же ты опять. Такие грустные стихи военного периода. Ведь не на войну же я тебя провожаю.
Юрий как-то грустно улыбнулся и продолжил: «Жди, когда других не ждут, позабыв вчера».
— Таня, чуть не забыл. Вот ключи от моей квартиры. Возьми, а вдруг пригодятся. Если захочешь — можешь навести там порядок.
Окончание в следующей рассылке.

You must be logged in to post a comment Login

Leave a Reply