Рассказы

Качели жизни. Часть 4. Счастье любить.

By  | 

(Окончание. Вернуться в начало рассказа)
Сколько это они не виделись? Почти четыре года? Юрий ни разу даже не позвонил. Просто уехал и все, пропал. О чем он с ее Станиславом договаривались на выходе из ресторана? Хотя, можно догадаться. По всей вероятности, Станислав из-за ревности запретил Юрию не только видеться, но даже звонить ей. И Юра сдержал свое слово. И в этой своей нерешительности он был весь, когда-то любимый ее Юра. Возможно, поэтому они потеряли свою любовь, счастье любить.

Тамила ехала в электричке, и разные мысли крутились в ее голове. Зачем это недоверие к ней мужа? Да, в школьные годы Юрий очень нравился ей, возможно, она была в него влюблена. И Юра выделял ее среди других девушек в классе. Не зря же столько лет они сидели вместе за одной партой. Он помогал ей в учебе, оберегал от других мальчишек. Они часто ходили вместе в кино. Он провожал ее домой.

Так что же плохого в том, что после случайной встречи после многих лет они вспомнили друг о друге и обрадовались этой встрече, как хорошие друзья. А воспоминания о той далекой юности теплой волной отзываются в ее груди. Своего Стасика она любит. Ему незачем оберегать ее от Юрия.

Хорошо, что Тамила захватила с собой белый халат. Она без проблем нашла хирургическое отделение и поспешила к дежурной на этаже.
— Тамила, это ты? – вдруг остановил ее знакомый голос. – Глазам своим не верю. Никакой связи с тобой нет, на встречи выпускников группы не являешься. И вот – на тебе. Доктор Тамила Березенко собственной персоной.
— Так ты работаешь в этой больнице? – в сою очередь удивилась Тамила, узнав в докторе Бориса, бывшего студента из их группы. – И здесь, в хирургическом отделении?
— Да, как-то так. Я заведующий этим отделением.
— Тебя мне Бог послал. Знаешь, о всех наших делах, воспоминаниях мы поговорим потом. А сейчас мне срочно надо узнать все о Юрии Вересте. Это пострадавший, автомобильная авария, он лежит в твоем отделении. Как у него дела? Как его состояние?
— Верест? Да он лежит в реанимационной палате. Ему сделали сложную операцию. Сейчас он в коме. Прогноз делать пока рано, но наблюдается стабилизация. Так что появилась надежда. Мы немного поддерживаем это коматозное состояние, чтобы уберечь его от болевого шока. Извини за наивный вопрос: а кто он тебе?
— Один мой очень хороший знакомый, друг детства. Четыре года назад я делала ему операцию. Практически, спасла его. И вот теперь мне кто-то позвонил от вас и сказал о беде.
— Это, может быть, его жена, Татьяна. Она уже четыре дня не отходит от его кровати.
— Жена? – с растерянностью в голосе переспросила Тамила. – Я даже не знала, что он женат.
— Во всяком случае, так она представилась. Давай пройдем сейчас в палату, и вы поговорите.

Тамила была обескуражена. С одной стороны, она должна была порадоваться за своего друга, что он после стольких лет, все-таки, женился. А с другой… А что с другой? Что, он всю жизнь должен был оставаться холостяком и думать о ней? Она счастлива с любимым мужем, а ведь ему тоже надо испытать это счастье любить и быть любимым.

Дверь в реанимационную палату была приоткрыта. Оттуда доносился тихий женский голос. Стараясь не шуметь, они незаметно вошли в палату. На стульчике возле кровати сидела женщина. Обеими руками она держала руку больного и тихо с ним разговаривала. Вернее, говорила только она.
— Юрочка, возвращайся ко мне. Любимый мой, я не могу без тебя. Я тебя очень прошу. Ты чувствуешь тепло моих рук? Это я вливаю в тебя жизнь. Возьми немножко ее у меня. Мне для тебя ничего не жалко. Только ты возвращайся. Счастье ты мое.

Это напоминало исповедь женщины, но не перед священником. Это была мольба любящей женщины. А в том, что она была именно любящая, Тамила не сомневалась. Ей стало неловко подслушивать чужую тайну. Она подошла тихонько к склоненной женщине и положила руку на ее плечо.
— Извините, вы Татьяна? Это вы звонили в Камельню?

От неожиданности Татьяна вздрогнула и затем медленно повернулась к Тамиле.
— Да, это я. А вы доктор Тамила Березенко?

На Тамилу смотрели темные глаза еще молодой, но сильно уставшей женщины. Из-под белой медицинской шапочки выпал локон черных волос. Темные брови, густые ресницы, небольшой нос, слегка припухшие губы. Никаких следов косметики. Возможно, именно это простое лицо выражало истинную женскую красоту.

«А ведь она чем-то похожа на меня», — подумала Тамила и посмотрела на лежащего на кровати Юрия. Половина его лица была закрыта кислородной маской, и Тамила сначала не узнала его. Но по каким-то только ей известным чертам она поняла, что это он, когда-то любимый Юра. Темные круги под закрытыми глазами, вытянутое белое лицо, безжизненно лежащие поверх простыни руки – и все это в гнетущей обстановке больничной палаты больше напоминало скорбь родных над умершим человеком.

Тамила со страхом дотронулась до руки Юрия, чтобы убедиться, что он жив. Рука была теплая, и Тамила облегченно вздохнула.
— Боря, — обратилась она к стоящему рядом заведующему отделением, — наверно, надо уменьшать дозу снотворного в капельнице. Пора потихоньку выводить его из коматозного состояния. Ведь прошло уже четыре дня.
— Да, мы начали это делать. Будем надеяться, что завтра он проснется. Предстоящая ночь будет решающей. Ну что-же, дорогие женщины, вы здесь немного посидите, тихо поговорите между собой и с пострадавшим. Ведь его мозг не поврежден, и пострадавший будет рад слышать родные голоса. А это стимуляция к возврату в наш прекрасный мир.

Борис улыбнулся и направился к двери. На пороге он повернулся:
— Тамила, как ты планируешь дальше? Когда ты возвращаешься домой? Я хотел бы еще немного поболтать с тобой.
— Пока ничего не знаю, но я обязательно еще зайду к тебе.

Тамила и Татьяна остались в палате вдвоем возле лежащего Юрия.
— Спасибо Вам, Тамила, что так быстро приехали. Извините меня, что Вам позвонила. Я в полном отчаянии. Не представляю, что можно еще сделать, чем помочь Юре. Живу одной надеждой. Вот и не выдержала.

Татьяна достала платок и поднесла его к глазам.
— Татьяна, прежде всего Вам надо успокоиться и хоть немного прийти в себя. Зав отделением мне сказал, что кризис миновал, состояние Юрия стабильное, а кома поддерживается специально, чтобы ускорить заживление ран поврежденных внутренних органов. Есть все надежды на то, что завтра мы сможем с ним поговорить. Так что вытирайте слезы и давайте передавать Юрию только положительные эмоции. Вы теперь не одна, я Вам помогу.
— А Вы думаете, он нас слышит? – прошептала Татьяна.
— Думая, что да. Вот только ответить нам он пока не может.

Тамила подсела ближе к кровати и наклонилась над лицом Юрия.
— Юра, это я, твой друг детства и нашей юности. Ведь ты меня слышишь и узнал. Ничего не говори, только слушай. Ты помнишь мою дочь Танюшу? Ты обещал ей верную дружбу. А обещания надо выполнять. Она иногда спрашивает о тебе. А что я ей могу сказать? Так что приезжай к нам. Танюша будет рада. Ты знаешь, она как-то тайно примеряла твой подарок мне – кулон с розой. Ведь она уже взрослая и хочет быть красивой.

Тамила замолчала, поправила маску на лице Юрия.
— Да что это я только о себе. У тебя есть твоя Танюша. Она тебя очень любит, и ты не можешь разрушить ее любовь. Я очень рада за тебя. Теперь у тебя начинается новая жизнь. Помнишь? После операции ты говорил, что я подарила тебе второй день рождения. А сейчас вместе с твоей Таней мы подарим тебе третий день рождения. Слышишь? Поверь нам. Все будет хорошо.

Тамила посмотрела на Татьяну. Ее большие глаза, наполненные слезами, смотрели на Тамилу, словно это была последняя соломинка надежды, способная спасти Юрия.

«Вот у кого надо учиться истинной любви», — мелькнуло в голове у Тамилы. В порыве нежности и благодарности она обняла Татьяну, и словно мать, начала гладить ее волосы и плечи.
— Танечка, мы договорились, только положительные эмоции. Никаких слез. Все будет хорошо.

Так они сидели обнявшись, словно давно знакомые подруги, которых объединило общее несчастье.
— Таня, сегодня я домой не поеду. Сейчас я зайду к Борису и решу вопрос с ночлегом. Здесь недалеко есть гостиница.
— Нет-нет. Я ночую здесь на кушетке. Мне ничего не надо.
— Никаких кушеток. Тебе надо отдохнуть, принять душ, — Тамила машинально перешла на «ты». – Извини, давай действительно перейдем на «ты». Не против?

День заканчивался. Борис забронировал двухместный номер в гостинице, и уставшие физически и духовно Тамила с Татьяной наконец могли успокоиться и привести себя в порядок. Пока Татьяна мылась в душе, Тамила позвонила домой в Камельню, рассказала мужу о состоянии Юрия, о том, что он наконец женился, и что она рада за него.

Ранним утром следующего дня обе женщины снова сидели в палате Юрия. Он не вышел из комы, но кислородную маску сняли. Дежурная сестра поменяла капельницу, сделала укол и вышла, оставив Тамилу и Татьяну одних.
— Таня, ты вчера так быстро уснула, что мы даже не поговорили. Юра действительно покончил со своей холостяцкой жизнью? Вы поженились? Ты не обижайся на меня. Я очень рада за него, и мне кажется, что он нашел именно ту женщину, которую искал всю жизнь.
— Тамила, извини. Я сказала неправду заведующему отделением. Мы еще не успели пожениться. Мы знакомы только один месяц, но живем вместе. Я его очень люблю и готова на все, лишь бы он был здоров и ему было со мной хорошо.

Тамила с некоторым подозрением посмотрела на Татьяну.
— Так быстро у вас все произошло. А он тебя любит?
— Мне кажется да. – Татьяна с грустью глянула на Юрия, а потом посмотрела в глаза Тамиле. – Ты знаешь Юрия давно. Скажи мне, разве может он обмануть?

Тамила отвела взгляд. Может ли Юрий обмануть? А почему у них после школы так ничего и не получилось? Ведь она любила его той первой девичьей любовью, о которой помнят все жизнь. Ей казалось, что он тоже влюблен в нее. И вдруг разрыв на многие годы. Случайная встреча в Камельне несколько лет назад, когда у нее уже был любимый муж и дочь, когда она спасла ему жизнь на операционном столе, нарушила ее покой, возобновила ненужные воспоминания. Эй, Тамила, очнись! Неужели та любовь все еще живет где-то там в глубине души? Или это только приятные воспоминания о счастье любить?

Тамила повернулась к Татьяне.
— Ну что ты, Таня. Юра не тот человек, который способен обмануть. Я знаю его давно, очень давно. В юности мы были хорошими друзьями. Возможно, я его немножко любила. Ты не ревнуй, это было так давно. Но я рада, что это было, что остались приятные воспоминания. А вот теперь я рада за него. У вас будет все хорошо.

— Милые мои девушки, какие же вы красивые, как я вас обеих люблю.

Тамила и Таня вздрогнули от неожиданности и посмотрели на Юрия. У него были открыты глаза, а на лице изображалось что-то на подобие улыбки.
— Вот только болтаете вы без конца, а я так сладко спал.

Таня схватила руку Юрия и начала ее целовать. Затем она воткнулась головой в его грудь стараясь скрыть свои слезы радости, и только вздрагивающие плечи выдавало ее состояние.
— Ну что ты, Танечка. Я живой, вот только не могу погладить тебя по голове. Но обязательно сделаю это, как только освобожусь от все этих трубочек и проводов. Даю слово. И еще, я тебя очень люблю, верь мне.

Юрий перевел взгляд на Тамилу
— Тамила, какими судьбами? Как ты меня нашла?
— Так ведь я врач, я обязана быть возле людей, попавших в беду, — сказала Тамила и улыбнулась. А с тобой периодически что-то случается. Вот поэтому я здесь.
— Ты, наверно, мой ангел-хранитель. Опять возвращаешь меня к жизни. Сказать тебе просто спасибо – будет мало. Ты для меня очень дорога.

В палату поспешно вошли врачи, медсестра и попросили посторонних выйти.
— Ну вот, Таня, все теперь будет отлично. Это я говорю, как врач.
Тамила обняла все еще плачущую Татьяну.
— Теперь я могу спокойно уехать домой и навестить родителей Юры. Я думаю, что его мама завтра к нему приедет. Ты побудь с ней, успокой. Она очень хорошая женщина. И спасибо тебе за любовь к Юре. Береги его. Храните свою любовь. Какое счастье, что вы встретили друг друга.

Вот такие они, качели жизни. У человека не может быть постоянного покоя. Должна быть радость и грусть, взлеты и падения. Но, как говорят «чем выше взлетишь, тем больнее будет падать». Точно, как на качелях. Главное, не превысить ту горизонтальную линию, когда человек в крайней точке может выпасть из сидения. Или иметь ремень безопасности.

С Юрием произошел именно такой случай, когда качели жизни забросили его слишком высоко. Но у него был «ремень безопасности». Это была любовь, настоящая, обоюдная любовь, которая может творить чудеса. Это была любовь двух женщин, которые не могли допустить его срыва в пропасть, которые вместе подарили ему третье рождение.
У Юрия началось движение вниз. Встречный ветер начал обдувать его лицо. Теперь главное – замедлить амплитуду колебания качелей. И сделать это могут они вдвоем – Юрий и Татьяна.

Когда-то на вопрос одной женщины о счастье, Юрий ответил:
— «Для меня счастье – это любить и быть любимым. Ты скажешь, что я снова стал слишком сентиментальным. Может быть, но это мое понимание счастья… А все остальное – успех, карьера, богатство – это вторично, это хорошее дополнение к счастью».
Хорошие слова о счастье любить, не правда ли?
Вернуться к оглавлению повести «Такая она, ЖИЗНЬ»

You must be logged in to post a comment Login

Leave a Reply