Жизнь

Мелочи поведения, которые мне не нравятся. А вам?

By  | 

Эти заметки у некоторых, особенно у молодежи, могут вызвать скептическую насмешку: «Подумаешь, это действительно мелочи поведения. Сейчас другие времена, другие нравы, другое поведение, другая жизнь. Общество меняется, а вместе с ним меняется и поведение людей».

Согласен, было бы смешно ратовать за возврат к старым порядкам чопорности и сдержанности прошлого столетия. Но все же, есть некоторые устоявшиеся многими столетиями правила морали в человеческом общении, при которых каждый может жить так, как ему удобно, но при этом уважать жизнь других.

Ранее я опубликовал статью «Скверный характер пожилых людей», в которой признавал, что к старости у человека характер меняется, он становится более раздражительным и угрюмым. Возможно, именно поэтому мне не нравятся некоторые моменты нынешней нашей жизни.

Итак, что же это за мелочи поведения? Мне иногда, к сожалению, приходится ездить в городском общественном транспорте (автобусах, метро), где особенно ярко проявляются эти самые мелочи поведения между людьми. Вот несколько сценок, увиденных там.

На переднем боковом сидении автобуса вальяжно сидел молодой человек, с интересом просматривая страницы в своем смартфоне. Закинутая его нога на ногу почти перегородила проход в автобус. Вошедшие на остановке люди бочком пробирались дальше, пока какой-то мужчина не сбросил ногу своей сумкой, чтобы освободить проход. Что сделал молодчик? Он пропустил несколько человек, а затем демонстративно снова закинул ногу на ногу и, словно шлагбаумом, перегородил проход.

Много лет назад в журналах рисовали карикатуры на «западных бизнесменов», которые сидели в креслах именно в такой позе, а иногда даже с закинутыми ногами на стол. Это считалось (и правильно считалось) вершиной невежества. А что же сейчас? Сейчас – это норма поведения.

 

Второй пример. На этот раз в вагоне метро. Я сидел у окна, рядом со мной сидел юноша с закрытыми глазами, стараясь не замечать стоящую рядом пожилую женщину. В утренние часы вагон был переполнен, и было видно, что женщине стоять тяжело. Я поднялся, протиснулся мимо «спящего» юноши и предложил женщине сесть. Она посмотрела на меня, а затем, не выдержав, сказала: «Неужели этот юноша не может вместо Вас, пожилого человека, уступить мне место?» «Спящий» юноша спокойно подвинулся на мое место у окна, с каким-то презрением посмотрел на женщину и уставился на вид за окном. Поезд вынырнул на пару минут из тоннеля.

И еще один пример. Людей в автобусе было немного. Одни, как обычно, просматривали информацию в своем смартфоне, другие безучастно о чем-то думали, и только две «кумушки», стараясь перекричать друг друга, оживленно обсуждали своего начальника. Иногда они заливались громким смехом, отпуская шутки в его сторону. На них стали обращать внимание другие пассажиры, но женщины не унимались. Все вздохнули с облегчением, когда они вышли на очередной остановке.

Подобную картинку можно наблюдать в любом месте, где есть несколько человек в ожидании, например, транспорта, или в кафе (особенно на улице), или даже в комнате ожидания у доктора. Меня всегда удивляло то, зачем во всеуслышание объявлять иногда интимные подробности своей жизни, демонстрировать перед другими свою глупость.

Кстати, о шумном поведении. Я люблю музыку, в школьные годы любил петь, играл в школьном оркестре на домре. Но я не могу воспринимать то, что сейчас называется самой популярной музыкой, хитами. Концерты такой музыки собирают целые стадионы поклонников, которые во время исполнения превращаются в зомбированную прыгающую, кричащую толпу. В этом всеобщем шумном помешательстве не то, что слов песни не слышно, не слышно самой, так называемой, примитивной музыки. Разве что оглушающие удары барабанов создают ритм прыжков и криков.

В далеком детстве я смотрел фильм о Робинзоне Крузо, где была изображена сцена диких плясок аборигенов вокруг костра, на котором поджаривали своего же соплеменника. Да простят меня фанаты современных эстрадных концертов и дискотек, но именно такие ассоциации возникают у меня при виде мелькающих иногда по телевизору подобных концертов, где не имеет никакого значения ни музыка, ни слова, ни сам исполнитель. Ведь талант исполнителя заключается не в его вокальных данных, а в умении прыгать и бегать по сцене, размахивая руками и ногами и таская за собой ненужный микрофон. Музыка-то записана на фонограмме.

А знаете, как дальше будет развиваться эстрадная концертомания? Вообще без артистов. На сцене будут мелькать голограммы оркестра и артиста с цирковыми полетами и прыжками, можно изобразить артиста как инопланетянина, утверждая, что это так и есть.

Как вам такая идея? Бред? А почему и нет? Ведь жизнь развивается, каждый день наступает другая жизнь, а вместе с ней и другие мелочи поведения. Но будет ли это настоящая человеческая жизнь с ее гуманными нормами поведения, или все превратятся в общество зомбированных голограмм – неизвестно. Такая перспектива мне как-то не нравится. А вам?

Эта статья была уже подготовлена к публикации, когда в одном из журналов я прочитал цитату немецкого философа и психолога Эриха Фромма. Привожу ее полностью:
«Если другие люди не понимают нашего поведения — так что? Их желание, чтобы мы делали только так, как они понимают, это попытка диктовать нам. Если это означает быть «асоциальным» или «нерациональным» в их глазах, пусть. Больше всего их обижает наша свобода и наша смелость быть самими собой».

Обратите внимание, речь идет о «нашем поведении», то есть, поведении группы людей, которые каким-то образом формируются в эти группы, и кто-то ими руководит, подталкивает к объединению. А если эта группа – наркоманы и распространители наркотиков, или это группа националистов, устраивающая погромы, или запрещенные религиозные секты, вовлекающие молодежь? Не кажется ли уважаемому психологу, что такое поведение очень близко к психологии фашизма? Вот только это уже не мелочи поведения, а что-то значительно серьезнее.

You must be logged in to post a comment Login

Leave a Reply