Рассказы

История жизни девяностолетнего человека. Трагическая или счастливая?

By  | 

Престарелые родители и их дети. Рано или поздно эта проблема возникает в каждой семье, и решается она по-разному. В одних случаях родители дружно живут вместе со взрослыми детьми до глубокой старости, в других – предпочитают жить раздельно. Но приходит время, когда за родителями требуется постоянный уход, и в семье начинаются проблемы. История жизни одного из таких людей, рассказанная им самим, задела меня, как говорят «за живое». Она во многом поучительная, и поэтому я решил ее опубликовать.

С Олегом Петровичем я познакомился в сквере возле моего дома. Почти каждый летний вечер я делал прогулку по кольцевой дорожке вокруг небольшой лужайки, специально оставленной в микрорайоне, как место развлечений для детей и отдыха взрослых. На скамейках в тени деревьев обычно сидели бабушки и дедушки, обменивались новостями и наблюдали за внуками. Изредка на дорожке появлялся седой мужчина с палочкой в сопровождении женщины средних лет. Я заметил, что эта женщина привозила его сюда на инвалидной коляске. Затем он поднимался, медленно проходил 1 — 2 круга и садился на скамейку для отдыха.

Периодически встречаясь, мы начали в знак приветствия кивать друг другу головами, а затем и здороваться. Как-то в начале осени он подошел к скамейке, на которой я сидел и попросил разрешения присесть. Вот таким образом мы и познакомились поближе. После нескольких стандартных фраз о погоде и самочувствии, Олег Петрович (так его звали) вдруг начал рассказывать историю своей жизни. Меня поразило то, как этот глубокий девяностолетний старик вспоминал в мельчайших подробностях эпизоды из своей юности, военные события, скитания вдалеке от родных мест. И вся эта история жизни, отдельные эпизоды были далеко не радостные, но очень поучительные, показывающие, что в любой ситуации человек может найти правильное решение.

Отец Олега Петровича умер от голода в 1933 году. Жили они тогда в Украине, в селе недалеко от Киева. Стараясь спасти жену и сына, он отдавал им почти все, что удавалось добыть из еды. До весны, когда появилась первая зелень, которую можно было есть или отварить, отец не дожил. В памяти малолетнего Олега осталось опухшее лицо отца, а чувство голода еще многие годы преследовало его. Затем потянулись однообразные будни, когда Олег ходил в школу в одной и той же, много раз перешитой одежде, а вечером встречал уставшую от колхозной работы мать и помогал ей по домашнему хозяйству.

И все же, детство есть детство, когда маленькие радости от встреч с друзьями, походов на речку, тайными переглядываниями с красивой девочкой затмевают все плохое. Жизнь видится прекрасной и удивительной.

Война ворвалась в их жизнь страшной бедой. Мужчины ушли на фронт, в селе остались женщины, дети и старики. А вскоре пришли немецкие солдаты. В селе поползли слухи об убитых активистах, об издевательствах над девушками и молодыми женщинами. В хате Олега поселился пожилой немецкий офицер. Он занял большую комнату с отдельным входом. Возможно, именно это временно спасло мать Олега от разгула солдат.

Шло время, Олегу уже 16 лет, и в очередную кампанию отправки рабочей силы в Германию его схватили возле дома и вместе с другими запихнули в товарный вагон. По дороге пленникам удалось ночью открыть двери вагона и на ходу повыпрыгивать из него. Олег добирался домой неделю, шел по ночам, днем прятался в скирдах соломы. Дома прятался в сарае, пока кто-то из соседей его не выдал. За ним пришли двое автоматчиков. Они не стали его забирать, поставили возле стены сарая и приготовились расстрелять. Мать Олега кинулась к нему, упала на колени, пытаясь его защитить. Один из солдат грубо ее оттолкнул. Сердце матери не выдержало, и она упала замертво. В это время вернулся квартировавший офицер и отменил расстрел.

Случай спас Олега от смерти, но он стал круглым сиротой. Дальнейшая жизнь была слишком неопределенной, и когда квартировавший офицер предложил ему все же уехать в Германию в качестве рабочего к нему в поместье, Олег долго не колебался. Вместе с посыльным, бросив родной дом, родную страну, Олег отправился в неизвестность.

Так началась новая история жизни Олега Петровича, вернее новый ее этап. В поместье немецкого офицера он отвечал за ремонт в доме, за порядок на приусадебном участке, выполнял любую работу по приказу хозяйки. Его трудолюбие было замечено, и он был допущен к общему столу прислуги, куда входили и немцы. Там же Олег познакомился с Верой, работавшей на кухне, девушкой из Украины, ставшей его верной спутницей на всю жизнь.

Олег все реже вспоминал свой дом, свое тяжелое детство и беспросветную юность. Когда американские войска захватили западную часть Германии и стал вопрос возвращаться ли в Украину, где его никто не ждал, или воспользоваться возможностью уехать на Американский континент, Олег вместе с Верой выбрали Америку.

Дальше рассказ Олега Петровича пошел скороговоркой. Они с Верой были отправлены в Канаду в провинцию Саскачеван, в пустынные целинные места. История жизни перешла в третий этап. Пришлось начинать все с нуля. Жили в небольшом вагончике, постепенно осваивали выделенную землю, приобретали сельскохозяйственную технику. Затем построили дом и подсобные строения. Ферма имела доход от продаваемой продукции, появились наемные рабочие. Вера родила два сына, которые после обучения в колледже, а затем в университете вернулись на ферму. Семейная компания получила известность не только в своей провинции, но и далеко за ее пределами. Возникла необходимость создания отдельной компании по доставке своей и других фермеров сельскохозяйственной продукции по всей Канаде и даже в США. Головной офис компании перенесли в Торонто. Сюда же переехал и Олег Петрович с Верой и старшим сыном.

Шли годы, управление компанией взял на себя старший сын. Олег Петрович был у него в помощниках пока не почувствовал, что пора уходить от дел. С Верой они жили в большой квартире в кондоминиуме. Их часто навещали дети, внуки и правнуки. Затем посещения становились все реже и реже. «Ведь они все очень заняты», — как бы оправдываясь сказал мне Олег Петрович с грустью в голосе.

Пять лет назад умерла Вера, любимая жена, преодолевшая с ним все тяготы жизни. Возможно, именно благодаря ее поддержке, ее безграничной любви они достигли того, о чем не могли даже мечтать. Не зря говорят, что истинная любовь может горы свернуть, а тем более, такая трудная любовь.

Жить одному в большой квартире не имело смысла тем более, что одиночество ускорило проявление различных болезней. Начало пошаливать сердце, отказывать ноги. В семье встал вопрос, что делать с отцом. Из двух вариантов – выделить комнату в доме сына или поселить в доме престарелых, после некоторых колебаний был выбран второй. Олег Петрович не возражал, ведь за ним требовался уход, а сын с женой целый день находились в офисе компании.

История жизни плавно перевалила в четвертый, заключительный этап. Вот уже три года он живет в своей комнате в доме престарелых на полном обеспечении под наблюдением сиделки и врачей. Посещают ли его дети и внуки? Да, 2 – 3 раза в месяц. Олег Петрович не говорит об этом открыто, но по выражению его лица и замедленной речи становится ясно, что он сильно скучает за родными.

— Я понимаю, что дети заняты, бизнес всегда забирает много времени, я их не осуждаю, — сказал Олег Петрович, кутаясь в пуховый шарф. Солнце садилось за высотные дома, становилось прохладно. Сиделка поднялась со скамейки и подкатила поближе инвалидную коляску.

— Еще минутку, — сказал мой собеседник. Знаешь, — обратился он ко мне, — я никому это не рассказывал. Моя история жизни – это что-то личное. Но вот теперь мне стало даже легче. Я вновь пережил свою жизнь. Я не считаю ее трагической, неудавшейся. Я счастлив, довольный своей жизнью. Я никогда не причинял людям зло, всегда помогал им. А то, что добился некоторых успехов, то это не только везение, случай. Это вера в огромные возможности человека. Надо всегда работать, барахтаться, и тогда выплывешь из любой ситуации. Помни это.

Поднимаясь медленно со скамейки, Олег Петрович повернулся ко мне и сказал:
— Мне уже 90. Дни мои сочтены. К смерти надо относиться по-философски. Просто надо понимать, что это неизбежное явление. Ну, например, как приход зимы. Разве можем мы ее отменить? Нет. Во так и смерть. Конечно, каждому хочется пожить подольше. Но не надо забывать, что в возрасте после 70 – 75 лет каждый прожитый месяц, год – это подарок Бога. И надо каждое утро благодарить его за этот подарок. Вот я и благодарю.

На прощанье он пожал мне руку и сел в коляску. При выезде из зоны отдыха он повернулся ко мне и помахал рукой. Больше я его никогда не видел.

You must be logged in to post a comment Login

Leave a Reply