Рассказы

Безнадёжная надежда. Ч. 1. Сосед.

By  | 

Вера, Надежда, Любовь… Три имени и три чувства человека, которые возникают у каждого из нас в то или иное время. Чувства эти тесно связаны между собой ключевым словом ЛЮБОВЬ. Ведь когда человек любит, он верит, он надеется на взаимность, он счастлив, он этим живет. А если это безнадежная надежда? Со временем одни теряют её, ссылаясь на распространенное толкование, что ничто не будет столь же важным через год или даже через неделю, как кажется сегодня, а другие продолжают верить, надеяться на свое счастье, даже если это безнадежная надежда. Ведь счастье – это когда ты любишь, и когда тебя любят.

Подобные размышления крутились в голове дальнобойщика Сергея Каменского. Он сидел в кабине своей машины, пока напарник ходил разбираться, долго ли ожидать таможенного досмотра. Впереди стояла длинная вереница фур. Приближались Рождественские и Новогодние праздники. Все спешили завершить свои дела и вовремя вернуться домой. Наступало время подведения итогов, оценки памятных случаев за прошедший год. А Сергею было что вспомнить…

1. СОСЕД.
Надежда соседаОколо семи месяцев назад Сергей вернулся домой из очередной далекой поездки. Он с трудом поднялся на свой четвертый этаж, достал ключи, но боковым зрением заметил какое-то несоответствие в привычной картине на лестничной площадке. Сергей огляделся и увидел, что на двери соседней квартиры отсутствовала белая полоска, свидетельствующая, что квартира опечатана.

«Странно, — подумал Сергей, — столько лет никто ее не трогал, и вот она исчезла. Ну, да ладно, сейчас отдых, а завтра узнаю новости у других соседей».

Пять лет назад, когда Сергей покупал квартиру, агент по недвижимости признался, что в ней было совершено странное убийство, и что убийца жил рядом. Его осудили, а квартиру опечатали.
«А ведь действительно, — пришел к выводу Сергей. – Прошло пять лет. Скорее всего, убийцу отпустили, и он вернулся домой».

На следующее утро Сергей проснулся позже обычного, немного повалялся в постели, затем позавтракал наспех приготовленной едой и вышел в сквер возле дома. В эти короткие промежутки времени между очередными перевозками грузов он всегда тяготился отсутствием работы, перерывами в ритме жизни. Вот, разве что, сходить в магазин и загрузить пустой холодильник. А зачем? В дороге он привык питаться в различных кафе и столовых. Дома – пельмени, макароны, яичница, сосиски и кофе. С тех пор, как от него ушла жена, не выдержав его бесконечных командировок, такой образ жизни стал привычным, и менять его он не собирался.

Грустные мысли Сергея прервал мужчина, который сел на скамейку напротив. Он мельком глянул на Сергея, запрокинул голову вверх и стал рассматривать верхушки деревьев, редкие белые тучки и поднявших шум воробьёв. На его лице отражалась неуловимая улыбка. Так выглядят люди, которые ощущают радость жизни, которые после долгих скитаний или тяжелых периодов возвращаются домой в уют и защиту семьи и родных стен. Опрятная одежда и обувь как-то не соответствовали виду мелькающих мимо людей, живущих в этом рабочем районе.

Незнакомец ощутил на себе взгляд Сергея и тоже внимательно посмотрел на него. После недолгого разглядывания друг друга незнакомец поднялся и сел рядом с Сергеем.

— Прошу прощения, Вы ведь живете в этом доме?
— Да, — несколько удивившись, ответил Сергей.
— И Ваша квартира номер пятнадцать.
— Совершенно верно.
— Тогда я Ваш сосед. Моя квартира четырнадцатая.

Мужчина протянул руку:
— Николай.
— Сергей, — как-то неуверенно ответил Сергей и пожал протянутую руку.
— Да Вы не волнуйтесь, я не экстрасенс. Я сегодня видел, как Вы выходили из квартиры. И вот заметил Вас на скамейке.
— Так это Вы хозяин опечатанной квартиры? Я еще вчера заметил, что бумажка сорвана.
— Да, вчера я вернулся домой после долгого отсутствия.

Наступило молчание. Николай догадывался, что сосед знал причину его долгого отсутствия, а Сергею было неудобно затевать об этом разговор. Наконец Николай, глядя куду-то вдаль, сказал:
— Да, пять лет я отбывал срок в колонии общего режима. Вот вернулся домой. Правда, не знаю, стоит ли мне здесь оставаться. Жильцы дома стараются обходить меня стороной, хотя раньше мы с мамой дружили со многими. Мама умерла. Я остался один. Зачем мне эта большая квартира?

Сергей молчал, наклонив голову. Что он мог сказать этому совершенно незнакомому человеку, да еще и убийце? Ему хотелось подняться и уйти, но спокойный голос собеседника внушал надежду, что опасаться нечего. Кроме того, они соседи, и поэтому будут вынуждены часто встречаться. Так что надо налаживать отношения.

— А зачем же куда-то уходить? — сказал Сергей и посмотрел на Николая. — Надо начинать новую жизнь. А одиночество ведь не постоянное состояние. Все еще впереди. Искать работу. Кто Вы по специальности?

Николай криво улыбнулся и сказал:
— Вы разговариваете со мной, как с очень больным человеком. Я здоров и вполне адекватен. А побывать в заключении иногда бывает полезно. Там я многому научился. Переосмыслил некоторые свои взгляды, хотя о своем поступке я не жалею. Что касается профессии, то я инженер-механик, специалист по деревообработке. Работал здесь механиком на мебельной фабрике. Не знаю, возьмут ли меня снова на работу. Завтра схожу на разведку. Так что сочувствовать и тем более жалеть меня не надо.

Николай поднялся и пошел к дому.

Через два дня — снова привычный ритм работы. Впереди дорожное полотно, мелькающие по сторонам леса и поля, тихо посапывающий сзади напарник.

Сергей отчитался по командировке и вернулся домой. На лестничной площадке он столкнулся с Николаем. Тот выходил из своей квартиры.
— Вот и хорошо, что я встретил тебя, – дружелюбно сказал он, не замечая, что перешел на «ты». – Сегодня у меня праздник. Но одному праздновать не годится. Жду тебя через час у себя.
— Погоди. При чем тут я. Может быть ты пригласишь своих друзей или подруг. Я вот только приехал из очередного рейса. Хотел бы отдохнуть.
— Никаких возражений. Ты мой сосед и друг, будем праздновать только вдвоём.
— А что за праздник, – не унимался Сергей.
— Об этом потом, – на ходу крикнул Николай и побежал вниз.

Озадаченный такими переменами, Сергей все же решил пойти в гости к Николаю. Тем более, что ему не хотелось готовить себе ужин.

— Проходи, проходи. Спасибо что пришел, – празднично одетый Николай открыл дверь. Проходи прямо в гостиную.

В центре комнаты стоял овальный стол с приготовленными в салатнице квашеной капустой, помидорами и огурцами. Стояли тарелки с нарезанной колбасой и сыром. На подставке стояла накрытая крышкой кастрюля. В самой середине стола величественно располагалась бутылка вина и два бокала.
«Чисто холостяцкий праздник», – подумал Сергей и поставил ещё и свою бутылку вина.

— Ну что же, больше никого не ждём, – сказал Николай и рукой показал на стул. – Заправляем тарелки. Бери салаты, здесь теплая картошка, а я налью бокалы.
— Так что же мы празднуем? – не удержался Сергей.
— Сегодня у меня сразу три праздника, – с какой-то грустью сказал Николай и поднялся с бокалом в руке. – Прежде всего – это день рождения моей мамы. Мы любили отмечать этот день только вдвоём. Сегодня я был на её могиле, и мы опять отметили день рождения только вдвоём. А вот сейчас я попросил тебя, Сережа, разбавить, что ли, мою грусть. Спасибо тебе за это.

Николай тоже поднялся из-за стола. Они молча выпили вино. Закусили. Помолчали.
— Знаешь, – продолжил Николай, подливая вино в бокалы. – Я ведь выполнил свое обещание. Меня приняли на работу на мебельной фабрике. Пока только слесарем-наладчиком оборудования, но я и тому рад. Завтра у меня первый рабочий день. Это мой второй праздник и моя первая ступенька в карьерной лестнице.

Они снова выпили. Николай задумался о чем-то своем. Его не было в комнате, он весь был в своих воспоминаниях. Сергей не стал его торопить. Он ждал, когда сосед вернется в реальность.
— Извини, я снова побывал в прошлом, – сказал Николай, прервав молчание. — Не знаю, стоит ли посвящать тебя в это прошлое. Оно очень личное и дорого для меня.

Николай отпил вина и продолжил.
— Я говорил о трех поводах для праздника. Этот день совпадает с днем рождения очень дорого для меня человека. Это женщина, которую я любил и, как мне кажется, люблю сейчас. Хочешь, я расскажу тебе всё от начала до конца. Я никому об этом не рассказывал. Пусть будет это моей исповедью. Не могу больше держать это в себе. Всю жизнь она преследует меня.

Выпитое вино давало о себе знать. Возможно, именно поэтому Николай решился рассказать тайну, которую он хранил последние пять лет. Но начал он свои откровения с самого детства.
Продолжение рассказа.

You must be logged in to post a comment Login

Leave a Reply