Рассказы

Воспоминания, навеянные старой записной книжечкой.

By  | 

Если укрупненно рассматривать сознательную человеческую жизнь, то я выделил бы три периода: романтическую юность, творческую зрелость и умудренный опытом пожилой возраст. Почему именно так? Да потому, что мышление в эти периоды отличается различной направленностью. Если в юности мы строим планы на далекую перспективу без оглядки назад, то в период зрелости мы все чаще оглядываемся в прошлое и черпаем оттуда приобретенные знания и накопленный опыт. А что же остается на период пожилого возраста? Только анализ прожитой жизни и воспоминания, иногда приятные, иногда грустные.

Недавно я решил навести порядок в ящиках своего рабочего стола. Ящик за ящиком я пересматривал содержимое, кое-что выбрасывал, кое-что снова прятал туда (а вдруг пригодится?). Так у меня в руках оказалась старая записная книжечка с какими-то адресами, именами, номерами телефонов, краткими записями и обрывками фраз. Среди всего этого на глаза попалось женское имя и номер телефона. Я откинулся на спинку кресла. Приятные воспоминания заполнили мою голову, заставили вернуться в далекую юность.

Я не знаю, как формируются группы друзей. Возможно, существуют какие-то психологические законы. У нас в классе была группа из нескольких друзей, парней и девушек, объединенных стремлением к знаниям, чувством поддержки друг друга, чувством симпатии. Позже преподаватели говорили, что наша группа была в школе какой-то маленькой невидимой силой, примером для остальных. Мы хорошо закончили школу, получили хорошее образование в институтах, добились успехов на работе.

В состав группы друзей входила и та девушка, телефон которой я нашел в записной книжке. Мне кажется, мы симпатизировали друг другу. Из класса в класс мы сидели за одной партой, перешептывались на контрольных работах, принимали участие в художественной самодеятельности, ходили вместе в кино, я провожал ее домой. Учители привыкли к тому, что часто видели нас вместе, и, если вдруг происходила какая-то мелкая ссора, завуч школы (очень хорошая учительница) тихонько спрашивала у девушки, что случилось. Все вокруг знали о нас больше, чем мы сами о себе. Мы никогда не говорили о своих чувствах, мы никогда не целовались и даже не обнимались. Нам просто было приятно друг с другом.

И все же, мы расстались. Способствовали этому не только учеба в разных институтах, новые коллективы, новые друзья, но, наверно, и обрыв тех тонких нитей, которые связывали нас в школьные годы. Мы потеряли связь друг с другом на долгие годы.

Увиделись случайно через сорок лет на встрече выпускников в честь семидесятилетия школы. Я приехал из Киева на электричке и пришел на большой школьный двор, когда там уже было много выпускников разных лет. Они стояли или сидели на наспех сколоченных скамейках перед трибуной, звучал радостный смех и громкие разговоры. Запрошенные музыканты настраивали свои инструменты. Ее я увидел иэдалека. Темные волосы, удлиненное темное платье, облегающее стройную фигуру, выделяли ее среди остальной группы наших одноклассников. Она о чем-то разговаривала с ними, а затем, увидев меня, медленно пошла мне навстречу.

— Здравствуй, это я, — с появившимся вдруг волнением произнес я наш «пароль», которым подписывал поздравительные открытки на ее день рождения и подкладывал в книги или в ее тетрадки.

— Здравствуй, наконец-то мы встретились.

Мы впервые в жизни обнялись. Она на несколько секунд положила голову на мое плечо, а затем, словно чего-то испугавшись, отстранилась и внимательно посмотрела мне в глаза.

— Сколько же это мы не виделись? Целую вечность. А ведь узнали друг друга сразу. Не могу сказать, что ты не изменился, просто возмужал, стал мужчиной. Ну, а я, изменилась?

— Напрашиваешься на комплимент? Ты стала еще красивее. Ты выглядишь, как женщина, на которую приятно смотреть, на которую оглядываются мужчины.

Это был не просто комплимент, это была правда. Она предстала в незнакомом для меня виде, волнующем и приятном. Мы вышли из толпы одноклассников и медленно пошли по аллее перед зданием школы. Справа в несколько рядов росли высокие ели, которые отделяли школу от шумной дороги.

— А ты помнишь, как эти елки мы сажали? Наверно, забыл. Ведь это было в шестом или седьмом классе. Видишь вон ту первую, самую высокую елку? Не помнишь, как ее зовут? Неужели забыл? Эх, ты. Мы сажали ее вдвоем, она была такая маленькая. Мы назвали тогда ее «Наша елочка». И вот она какой стала, самая большая.

Она все говорила и говорила, словно боялась разговора о чем-то серьезном, о том, почему когда-то оборвались связывающие нас нити, почему мы встретились только через сорок лет, ведь мы были очень хорошими друзьям. Воспоминания могли нарушить радость нашей встречи.

И все же, перебивая друг друга, мы часто произносили слова «А помнишь…», но это касалось только нашей дружной компании. Затем перешли на разговор о нынешнем времени. Она замужем, имеет взрослую дочь, работает в больнице в областном центре на западе Украины. Я рассказал о себе.

Воспоминания возвращали нас в далекую юность, а она была такой прекрасной и волнующей, что мы не заметили, как началось торжественное собрание, а затем концерт.

Я погладывал на часы, чтобы успеть на вечернюю электричку, так как в этот же день мне надо было возвращаться домой в Киев.

— Тебе уже пора? Идем, я тебя провожу на вокзал.

В ожидании электрички мы остановились на перроне.

— Ты знаешь, мне надо сказать тебе еще кое-что. Дело в том, что я эмигрирую к сыну в Канаду. Через две недели мы с женой улетаем.

Она посмотрела на меня и затем тихо сказала:
— И это надо было встретиться через сорок лет, чтобы потом расстаться навсегда. Но все равно, спасибо тебе за сегодняшнюю встречу. Мне было очень приятно тебя увидеть.

Мы снова обнялись. Послышался шум приближающейся электрички.
— Это я должен тебя благодарить за то, что ты была и есть в моей жизни, — прошептал я ей в ухо. – Извини, если я чем-то тебя обидел в той далекой юности. Наверно, это была моя вина в том, что мы расстались. Но ведь мы не жалеем о прошлом, не правда ли? Я счастлив в своей жизни, надеюсь, ты тоже счастлива. Никто не может сказать, что было бы, если бы…

— Да, ты прав, — сказала она также тихо мне в ухо. — Пусть наши воспоминания всегда остаются с приятным осадком в сердце. Будь счастлив в далекой Канаде.

Электричка сбавляла ход.
— У тебя есть где записать мой номер телефона, — вспомнила она. — Может быть, когда-нибудь тебе захочется поговорить со мной. Позвони.

Вот тогда и появился этот номер в моей записной книжке. Читать окончание рассказа.

You must be logged in to post a comment Login

Leave a Reply