Рассказы

Качели жизни. Часть 1. Ассоциативная влюбленность.

By  | 

Итак, третий эпизод из жизни Юрия Вереста публикуется  в виде отдельного рассказа «Качели жизни» в четырёх частях. В данной рассылке представлены первые две части. Третья и четвертая будут даны в следующей рассылке.

Если вы пропустили предыдущие эпизоды – читайте их в рассказах «Предательство и измена…» и «Неожиданная встреча».

Вы помните свое детство? Если да, то помните волнующее пребывание на качелях, когда ощущение радости от свободного полета вниз сменяется страхом при остановке в верхней точке (а вдруг сорвешься), когда стремительное движение навстречу ветру вдруг сменяется тягостным ожиданием непредвиденного. Не напоминает ли это вам нашу жизнь с ее взлетами и падениями, с ее радостями и несчастьями? Да, это тоже качели, только качели жизни, в которой может случиться все, независимо от того, как высоко был взлет. Но надо всегда помнить, что после трудных моментов наступают проблески солнца на облачном небе, возвращается радость и надежда на счастье.

«По воле случая» — так часто говорят, когда действительно случается что-то непредвиденное, непредсказуемое, иногда радостное, иногда не очень. Еще говорят: «Такова судьба. Это от нас не зависит». А от кого зависит? От Всевышнего? Возможно. Но ведь кто-то Ему подсказывает решения. Нас много, а Он один. Выходит, что в какой-то мере мы сами ответственны за свою судьбу, мы сами творим случайности. Ведь как гласит полушутливый Закон Мерфи, «Если существуют два способа сделать что-либо, причём один из них ведёт к катастрофе, то кто-нибудь изберёт именно этот способ».

А что же в любви? Встречаем мы свою любовь тоже по воле случая, или что-то влияет на этот случай? Возможно, психологи будут со мной на согласны, но я бы указал на два таких влияния:
— Мужчины часто выбирают себе в жены кого-то, кто чем-то похож на их мать. Черты лица, характер, отношение к людям, разговор, походка – все это генетически спрятано внутри человека и проявляется при случайной встрече.
— Бывает еще ассоциативная влюбленность, когда при знакомстве двух людей в памяти вдруг всплывает давно забытая картинка, например, из далекого детства, вызывающая приятные воспоминания, подобно воспоминаниям о качелях.
Люди влюбляются, теряют любовь, находят новую, возвращаются к старой любви. Это тоже качели жизни, только в данном случае их можно назвать качелями любви.

Юрий Верест сидел за рабочим столом в своем кабинете, откинувшись на спинку кресла. Через месяц ему надо выступать на международной научной конференции в Германии, а доклад еще не совсем готов. Он получается каким-то сухим, неубедительным. Юрий монотонно просматривает отдельные абзацы доклада, но в голове полная пустота.
— Да что же это такое, — сам себе пробурчал Юрий. – Я просто теряю время.

Он закрыл крышку ноутбука и подошел к окну. Деревья во дворе Центра покрылись желтыми пятнами потихоньку отмирающих листьев. Они падали на еще зеленую траву, напоминая о приближении осени. Молчаливая грусть витала в природе. Молчаливая грусть витала в душе Юрия. Не хотелось ничего делать, ни о чем думать.

Юрий вышел на улицу, постоял на крыльце, затем сел в машину и поехал в центр города.
«А жизнь то продолжается», — подумал Юрий, глядя на спешащих куда-то пешеходов и снующие машины. Проезжая мимо городского Дома культуры, он увидел большую афишу о гастролях музыкальной группы только один день и только сегодня.

«Когда в последний раз я был в театре или на концерте?» – подумал Юрий. – «Так, может быть, сходить на эту группу?»

Билетов в кассах не было, но какая-то девушка продала ему свой. До начала концерта оставалось двадцать минут. В буфете Юрий выпил чашечку кофе и пошел в зал. Его место оказалось в середине ряда, и ему пришлось потревожить нескольких зрителей, чтобы добраться к нему.

Юрий сел и огляделся по сторонам. Слева сидели парень с девушкой и о чем-то оживленно беседовали. Справа была молодая женщина. Она неподвижно сидела в своем кресле, облокотившись на ручки. Юрий машинально попробовал тоже облокотиться и сбросил руку соседки.

— Прошу прощения за мою неловкость. Кажется, я нарушил Ваше жизненное пространство, — сказал Юрий улыбаясь, и посмотрел на женщину.
Она медленно повернула к нему голову и только тогда на ее лице появились признаки жизни.
— Ну, что Вы, на нашей совместной границе нет пограничных постов. Так что будем сосуществовать мирно.
— А в гости, как хорошие соседи, будем ходить? – в тон ей шутливо спросил Юрий.
— А почему бы и нет?
— Тогда будем знакомы. Меня зовут Юрий.
— Таня, — ответила соседка и протянула руку.

Много раз сорокалетний закоренелый холостяк Юрий знакомился с женщинами, много раз они приглашали его «на чашечку чая», много раз «чаепитие» затягивалось до утра. Но сейчас Юрию совсем не хотелось такого сценария. Он вдруг ощутил давно забытое приятное волнение в груди, тихую радость и безмерное счастье. Такое было у него в далекой юности, когда он провожал домой свою одноклассницу, бережно поддерживая ее за руку. Нет, он никогда не обнимал ее, не целовал. Ему достаточно было чувствовать ее теплую руку, легонько сжимая ее при прощании у калитки.

«Вот они, качели жизни, — подумал Юрий. – Только-что меня одолевала грусть, а теперь мне хорошо».
— Может быть, Вы отпустите мою руку?
— Простите, — Юрий вернулся из прошлого. – Вы, случайно не колдунья?
— Никогда не замечала за собой таких способностей, — улыбнулась Татьяна.
— Во всяком случае, в Вашем присутствии я веду себя как-то неадекватно.

Татьяна не успела ничего ответить. Открылась сцена и грянула оглушительная музыка. Затем на сцену выбежал солист, схватил обеими руками стоящий микрофон и, пытаясь перекричать музыку, начал что-то выкрикивать в ее такт. По всей вероятности, публике был знаком этот хит. Зрители вскочили со своих мест и начали подпевать солисту, размахивая руками. Началась невероятная какофония музыки, пения и выкриков. В этом общем шуме было невозможно что-либо разобрать. Был общий молодежный психоз, который часто можно видеть в телевизионных передачах из подобных концертов.

Юрий не ожидал такого всеобщего помешательства. Похоже, и Татьяна была в шоке. Они сидели рядом на своих местах, касаясь друг друга плечами, словно маленький остров в этом бушующем море из живых людей, объединенных общим желанием веселья и безумства.

И снова Юрий ощутил, что это уже когда-то было в его жизни. Его ассоциативное мышление вытягивало из памяти отдельные картинки из детства. Подобный зал, музыка, стоящие вокруг люди и он с девочкой вот так же сидящие рядом на своих местах, касаясь плечами. Когда это было и где?

В зале наступила короткая тишина. Юрий посмотрел на Татьяну. Она немного выпрямилась и еще плотнее прижалась к его плечу.
— Как ты? – Юрий не заметил, как перешел на «ты».
— Так себе. Я не думала, что это будет так громко и непонятно. Это не моя музыка, не мои песни.
— Тогда пойдем на свежий воздух?

Не ожидая согласия, Юрий взял ее за руку, и они легко пробрались к выходу. Началась очередная песня и очередной шабаш поднявшихся с кресел людей.
— Как здесь хорошо, тихо и спокойно, — сказала Татьяна.

Они шли по аллее вечернего парка, наступая на первые пожелтевшие листья, медленно падающие из еще зеленых деревьев.
— И снова извини. Я перешел на «ты». Так может быть перейдем в категорию давно знакомых людей?
— О, да. «Мы уже так давно знакомы», — с оттенком иронии сказала Татьяна. – Думаю, уже пора.
— Вот и хорошо. Ты не будешь смеяться, если я тебе расскажу маленькую историю из моего детства?
— А почему я должна смеяться? Я люблю забавные истории.
— Я говорил уже, что в твоем присутствии веду себя как-то неадекватно. Но теперь оказалось, что происходящие сейчас события связывают меня с прошлым. Пожалуйста, не смейся. Это не мистика. Просто, у меня создается впечатление, что когда-то со мной происходило подобное. Оно всплывает из памяти.

Юрий немного задумался и продолжил:
— Ты заметила, что на концерте только мы сидели вдвоем на своих местах среди пляшущих зрителей. Именно тогда я вспомнил точно такое же событие из моего далекого детства. Не знаю, по какому поводу наш четвертый класс оказался в большом зале районного дома культуры. Я сидел рядом с девочкой, которая мне нравилась. Наши плечи, как и в случае с тобой, соприкасались. Заиграла музыка, все встали. И только мы вдвоем остались сидеть. Нам было очень хорошо. Никто не обращал на нас внимания, никто не подсказал, что во время исполнения Гимна страны необходимо встать. Об этом, к моему стыду, я узнал позже. Но мне кажется, что, если бы я и знал такое правило, я остался бы сидеть. Уж очень нам было приятно в тот момент. Вот такая история.

Татьяна молчала. Она представила себе на месте той девочки и ей стало грустно, что там была не она.
— А что стало с той девочкой? Ты на ней женился?
— Ну почему сразу женился. Тебе, наверно, тоже нравились мальчики не только в детском садике, или в начальных классах, но и в старших классах. Ведь правда? И ты нравилась многим. Но жизнь, обычно, распоряжается иначе. Да, мы дружили с ней до окончания школы. А потом почему-то разбежались в разные стороны. Возможно, я виноват в этом. Я не смог перейти от юношеской влюбленности к настоящей любви. Слишком молод был. Это как качели жизни. Я иногда использую эти слова, уж слишком соответствуют они всем перипетиям, куда мы попадаем.
— И ты больше ее не видел? – с надеждой в голосе спросила Татьяна.
— Видел. Более того, она спасла мне жизнь, подарила второе рождение.
— Вот как. И что же дальше?
— Давай присядем на скамейку. Это слишком грустная история, чтобы вспоминать ее на ходу.

Они сели на скамейку. Татьяна молчала, ожидая продолжения рассказа.
— Вмешался случай. Каждый месяц я приезжал к своим родителям в небольшой городок, районный центр. Видимо сказался интенсивный физический труд на приусадебном участке. Вечером в последний день перед отъездом домой я вышел прогуляться в цент поселка. Короче, я ощутил сильную боль в правом боку, сел на скамейку в парке. Вот тут и произошла случайная встреча. Тамила, так звали ту девушку, увидела меня и помогла доковылять до районной больницы. Она там работала хирургом. Дальнейшее я практически не помню.

Юрий замолчал. Ему было тяжело вспоминать события того времени, когда он оказался на гране жизни и смерти, и когда после чудесного спасения его любимой девушкой, он пообещал никогда больше не встречаться с ней и даже не звонить. С тех пор прошло уже более четырех лет. Свое обещание Юрий сдержал. Он, как обычно, навещал своих родителей, но старался избежать встречи с Тамилой и ее мужем.

Об этом Юрий кратко рассказал Татьяне.
— Кстати, у Тамилы очень хорошая семья. Ее дочь – твоя тезка, Танечка. Теперь ей уже пятнадцать лет. Взрослая девушка. Я обещал быть всегда ее другом. Но вот ни разу даже не позвонил. Наверно, я плохой друг, да?

Татьяна молчала. «А ведь он все еще любит ее, — подумала она. – но не хочет об этом сознаться даже себе. Скорее всего, и она продолжает тайно его любить. А как такого можно не любить?».

Стемнело. На улице уже давно зажглись фонари. Стало прохладно.
— Пора домой, рассказчик, — сказала Татьяна, поежившись.
— Пора, так пора, — ответил Юрий и накинул на нее свой пиджак. – Здесь недалеко на стоянке моя машина. Я отвезу тебя домой.

Татьяна восприняла это как должное. Она не удивилась, что у Юрия есть машина, хотя и не знала, кто он, и где работает. Просто, у такого хорошего человека, как он, должна быть машина.

Короткий путь к ее дому они молчали. Машина остановилась у подъезда типичной пятиэтажки.
— Вот здесь я и живу, — сказала грустно Татьяна. – Спасибо тебе за прекрасный вечер. У меня давно такого не было. Ты извини, домой я тебя не приглашаю. Я боюсь испортить впечатление от нашей встречи.

Юрий облегченно вздохнул. Он не хотел превращать эту встречу в банальные разовые отношения. Чем-то зацепила его Татьяна. Нет, она не такая, как другие. К своему удивлению он понял, что весь этот вечер она напоминала ему Тамилу, воспоминая о которой больно волновали его душу. Наверно, с ним случилась ассоциативная влюбленность.

Юрий взял руку Татьяны, поднес ее к своим губам и поцеловал.
— Это я тебе благодарен за приятный вечер. Надеюсь, завтра мы снова встречаемся на той же скамейке в парке. Спокойной тебе ночи.

Татьяна ушла. Юрий еще несколько минут сидел в машине и смотрел, в каком окне появится свет. Но свет так и не появился.
— «Видимо, ее окна выходят на другую сторону дома», — подумал Юрий и уехал.
Читайте продолжение рассказа.  Часть 2  

You must be logged in to post a comment Login

Leave a Reply