Рассказы

Шаги в пропасть. Часть 2.

By  | 

Смотрите первую часть рассказа

безнадёжная надежда Не призрачная любовь.

Воспоминания прервал телефонный звонок. Нина вздрогнула и с тревогой подняла трубку.

— Ниночка, любимая, здравствуй, — послышался такой знакомый голос Андрея. – Как у тебя дела? Я за тобой очень скучаю. А ты?

Андрей всё говорил и говорил, а когда остановился, услышал плач. Нина тихо плакала, всхлипывая, словно ребенок.

— Нина, что случилось? Почему ты плачешь?, — уже совсем другим, встревоженным голосом спросил Андрей.

— Андрюша, я тебя очень прошу, приезжай. Меня могут посадить в тюрьму, — ответила Нина и разрыдалась в голос.

— Нина, так что же случилось?, —  кричал в трубку Андрей. – Не плачь. Слышишь? Я немедленно выезжаю. Ничего не бойся. Я с тобой.

Слова Андрея немного её успокоили. Ещё со времён института он всегда был для неё палочкой-выручалочкой. Иногда он казался Нине старшим братом, который всегда приходил к ней на помощь, которому можно было во всём довериться, который никогда её не подводил. Нина часто замечала на себе его совсем не братские взгляды, но никаких попыток сближения он не предпринимал. Они часто встречались в чертежном зале, когда делали курсовые проекты. Он всегда подходил к её чертежной доске, находил ошибки, делал дельные замечания. Это он обучил её пространственному взгляду на чертежи сложных механизмов, что так необходимо в работе конструктора. Это он научил её раскрывать «внутренности» конструкции таким образом, что сразу становилась понятной его работа. Иногда поздними вечерами после работы в конструкторском зале он провожал её до самого дома, хотя потом ему приходилось возвращаться далеко в общежитие.

Странным был этот Андрей. Из какого-то дремучего села – а хорошо образован, легко учился, постоянно получал так необходимую ему повышенную стипендию. Когда провожал её домой, интересно рассказывал различные истории.

Так почему же она тогда не чувствовала к нему нечто больше, чем просто дружба?

Говорят, что иногда любовь приходит через страдания. От страданий человек быстрее взрослеет, набирается опыта. На смену романтической любви, обманам и разочарованиям приходит настоящая взаимная любовь, которая не требует ежедневных заверений и клятв, для которой достаточно ласковых взглядов, прикосновений, ощущения полного доверия и уверенности во взаимной поддержке.

Именно поддержка Андрея помогла Нине не сделать последние шаги к пропасти в пучину жизни. Ведь тогда, после увиденного в квартире Бориса, Нина решила бросить институт. Она не могла встречаться ежедневно ни с Борисом, ни с Людмилой. Утром, как обычно, она говорила родителям, что опаздывает на лекции, а на самом деле бродила по городу, раздумывала над случившимся, искала и не могла найти решение, что делать дальше.

Так прошло несколько дней. Однажды вечером, возвращаясь домой, Нина увидела Андрея. Он сидел на скамейке возле дома. Нина остановилась в нерешительности: подойти к нему или уйти незамеченной. Но Андрей уже её увидел, быстро поднялся со скамейки и подошёл к ней.

— Здравствуй. Я уже немного замёрз в ожидании тебя, — сказал он обычным голосом, словно ничего не случилось.

И тут с Ниной что-то случилось. Она бросилась к нему, уткнулась в его грудь и заплакала впервые за многие годы с тех пор, когда маленькой девочкой бежала под защиту отца после какой-то обиды.

— Ну что ты, что ты. Всё хорошо. Если хочешь – поплачь, но немножко.

Андрей впервые обнял её за плечи, начал тихо гладить по голове.

— Никого и ничего не бойся. Ты сильная. Докажи всем, что ты выше всех этих сплетень, жалостей и осуждений. А я тебе помогу в этом.

Вместе они вернулись на скамейку. Нина перестала плакать, но всё еще сидела в объятиях Андрея. Даже сейчас, по прошествию более десяти лет, она помнит то умиротворенное состояние, в котором находилась, и которое повторялось еще много раз в их совместной жизни.

— Вот видишь, ты уже успокоилась, — продолжал Андрей. – А теперь вытри слёзы и послушай меня. Завтра ты идёшь в институт с высоко поднятой головой. Я принёс тебе скопированные под копирку конспекты всех пропущенных лекций. А здесь, — Андрей указал на туб, — твой курсовой проект. На следующей неделе будет защита. Расчет проекта в папке вместе с конспектами. У тебя ещё есть время всё посмотреть и выучить.

Нина помнила, с каким удивлением и благодарность смотрела на него в тот момент. Что-то изменилось в её душе, в её взгляде. Случился очень важный  шаг в изменении их отношений. Была ли это внезапная любовь? Конечно нет. Ведь даже их женитьба через несколько месяцев была, скорее, как отмщение Борису со стороны Нины. Доказательством того, что она ни о чём не жалеет, что она может снова полюбить и она любима.

И это случилось. Очень скоро Нина не могла себе представить жизнь без Андрея. Её родители приняли Андрея в семью  сначала с некоторым опасением. Ну как же, мальчик хочет получить прописку и жилплощадь в городе. Но потом успокоились. Для них главным было счастье дочери. Кроме того, летние каникулы молодожёны провели на родине Андрея в том «дремучем» селе, которое оказалось не таким уж дремучим. Дом его родителей был относительно большим, «на два хода». Во второй половине раньше жила бабушка, а теперь там поселились молодые. Два месяца были для них одним из самых счастливых периодов в их жизни. Сад, лес, озеро, кинотеатр, а в качестве разнообразия – небольшая помощь по хозяйству. Разве это не райская жизнь?

После возвращения в город для них была подготовлена однокомнатная кооперативная квартира в новом доме. Началась самостоятельная жизнь с семейными заботами, с продолжением учёбы, иногда с некоторыми недопониманиями. Но ни она, ни он никогда не сомневались в их любви, в доверии.

Рождение их любимого Алёши ещё больше укрепило семью. И хоть приходилось крутиться целый день и на работе, и дома, они были счастливы. В первые годы каждое утро Андрей отвозил ребенка на трамвае родителям Нины, а потом спешил на Завод экспериментального машиностроения в сборочный цех. Иногда они встречались с Ниной в трамвае. Она работала в конструкторском бюро того же завода.

Потом стало легче. Детский сад и школа были рядом с домом. И там, и там была «продленка». И хоть на работе иногда приходилось задерживаться, Андрей возглавил сборочный цех, а Нина стала начальником группы в конструкторском бюро, финансовое положение их улучшилось, и они могли позволить себе в отдельные дни приглашать няню.

Так что же нарушило эту жизнь, возможно монотонную, но всё же интересную?

 

Неожиданная встреча  Возвращение призрака.

Чем больше Нина задумывалась над этим вопросом, тем больше она боялась предстоящего разговора с Андреем. Она ощутила себя стоящей на краю пропасти. Угроза судебного разбирательства отошла на второй план. Сейчас Нина понимала, что её семейное счастье может рушиться в один миг, если Андрей потеряет к ней доверие. Она не предполагала, что недавние события могут привести к таким последствиям.

Это началось в начале лета, когда Алёшу в очередной раз отправили на каникулы в село. Нина закончила проверку конструкторской документации большого проекта и устало откинулась на спинку стула.

— Теперь можно будет пару дней отдохнуть, — сказала она самой себе. – А что если попросить у шефа пару дней отгулов и проведать Алешку?

Зазвонил внутренний телефон. Нина дождалась третьего звонка и неохотно  подняла трубку.

— Нина Михайловна, — послышался голос начальника конструкторского бюро. – Как у Вас дела со сдачей проекта фильтра в механический цех?

— Всё нормаль, Владимир Яковлевич. Проверку закончила, завтра передаю в цех.

— Очень хорошо. Тогда зайдите ко мне.

Все надежды на отдых, отгулы и поездку к сыну улетучились, когда Нина вернулась на свое рабочее место, отгороженное стеклянной перегородкой в конструкторском зале её группы. Она с нескрываемой обидой бросила на стол очередное техническое задание на разработку конструкции опытного образца мембранной установки. Владимир Яковлевич убеждал её, что это не очень большая работа, с которой она справится быстро.

Немного успокоившись, Нина начала знакомиться с техническим заданием. То ли из-за испорченного настроения, то ли из-за сумбурно составленного задания,  Нина никак не могла понять, что конкретно от них требуется. Ведь несколько лет назад она уже разрабатывала конструкцию мембранного модуля для разделения воздуха на основе полых волокон. Тогда он оказался мало эффективным из-за материала мембраны.  Работы были приостановлены, а сама лаборатория мембранных процессов была упразднена. Так что же сейчас? Появился новый полимер? Ну и проверяйте его на той же лабораторной установке.

— Нет, на сегодня хватит, — решила Нина. – Если завтра не соображу суть работы, поеду в этот институт и посмотрю их результаты испытаний.

Вечером за ужином Андрей заметил плохое настроение жены, но ждал, когда она сама всё расскажет. Но Нина молчала.

— И в чем ты хочешь мне признаться? – спросил Андрей, усаживаясь на диван после ужина. – Уж слишком часто ты поглядываешь в мою сторону. В чем провинилась?

Нина удобно уселась рядом, обняла мужа.

— Знаешь, я хотела взять пару дней отгулов перед выходными и проведать нашего Алешку, а шеф не только не разрешил, но ещё подкинул новое срочное задание.

— Только и всего? – улыбаясь сказал Андрей и обнял Нину. – А я думал, что случилась какая-то беда. И знаешь, даже подумал, что ты влюбилась и не знаешь, что делать со мной, — улыбаясь ответил Андрей и поцеловал жену.

— А что, мне пора искать новую любовь? – поддерживая шутливый тон ответила Нина. – Даже не надейся. Я хочу в очередной раз проконсультироваться с тобой по поводу нового задания. Но это будет потом, когда я сама попробую во всем разобраться.

— А кто мне будет оплачивать эту сверхурочную домашнюю работу?

— Думаю, как-то договоримся, — делая смущенное выражение лица, сказала Нина.

— Ловлю на слове. А что касается поездки в село, то в пятницу вечером поедем вдвоём. Договорились?

Нина молча кивнула.

Андрей, словно маленькую капризную девочку, прижал к себе Нину и поцеловал в  лоб.

На следующий день Нина поехала в Институт химических волокон. Она быстро нашла вновь созданную лабораторию мембранных процессов. Войдя в лабораторию, Нина сразу увидела Людмилу Беленко, с которой училась в одной группе в институте.

— А мир действительно тесен. – с удивлением сказала Нина. – Теперь, наверно, ты заведующая лабораторией?

— Ну, не совсем лабораторией, у меня только небольшой сектор.

Они обнялись, хотя объятия были скорее ритуальные, чем радостные. Шлейф неоднозначных отношений  всё ещё тянулся со студенческих лет.

— Сектор создали недавно, — продолжила Людмила. В институте полимерных материалов синтезировали новый полимер, который по всем показателям может подойти для изготовления мембран различного назначения.  Мы на старой лабораторной установке сформовали полое волокно и сделали лабораторный газоразделительный модуль. Результаты испытаний просто отличные. Представляешь, степень разделения воздуха на азот и кислород в два-три раза выше, чем на известных образцах.

Людмила рассказывала об их достижениях, продолжая называть различные технически характеристики, демонстрируя одновременно всю цепочку лабораторной установки.

— Мы внесли в сам процесс существенное изменение, — продолжала Людмила. – Чтобы сделать процесс формования волокна более устойчивым, а стенку волокна ещё тоньше, мы делаем дополнительную вытяжку в специальной среде. Это ещё больше улучшает показатели процесса газоразделения. Вот нам и понадобилась другая конструкция модуля, другое оборудование для его изготовления и устройство для вытяжки волокна в самом модуле. Понимаешь?

Чем больше Нина вникала в этот процесс, тем больше у неё появлялось вопросов и сомнений в обоснованности технического задания для разработки сразу экспериментального промышленного образца установки.

— Всё это хорошо, — обдумывая услышанное, сказала  Нина. – У меня пока появилось несколько принципиальных вопросов. Во-первых, меня интересуют характеристики самого мембранного модуля. Например, какие оптимальные размеры модуля, как они определялась, расчетным или экспериментальным путём. Вы планируете увеличить коэффициент газоразделения. То есть, объёмы газовых потоков будут другими. Возможно, необходимо применить корпусной вариант модуля. А что с его оптимальной длиной?
Дальше. Не приведёт ли уменьшение толщины стенки к разрушению волокна при внутренней подаче газа? И ещё одно. Вытяжка волокна в самом модуле исключает его крестовую намотку. Иными словами, требуется совершенно другой способ изготовления модуля с параллельной укладкой волокон. Ты понимаешь?

— Да, я понимаешь, — смущенно начала отвечать Людмила, — у нас очень сжатые сроки создания установки. В задании я дала ссылки на несколько патентов как на сам модуль, так и на станок для его намотки. Там есть подробное описание. Надо только сделать рабочие чертежи и всё изготовить. А в процессе испытаний мы уточним характеристики. Не думаю, что потребуются какие-то изменения.

— Извини, Люда. Ты не находишь, что такой подход немного странный?
Начнем с того, что мы не можем копировать запатентованные изделия. Это наказуемо. А начинать надо всё-таки из упрощенного  станка для изготовления лабораторного модуля, проведения всех необходимых испытаний и только потом переходить к промышленным образцам.

Людмила молчала. Она была полностью согласна с мнением Нины, но что она могла сделать, если получила именно такое указание по срокам завершения работ по мембранной установке.

— Погоди, — не унималась Нина. – А кто утверждал техническое задание? Кто у вас тут главный, начальник отдела, директор?

— И тот, и другой, — ответили Людмила. – Но решающее слово было за нашим новым директором, Бондаревым Борисом Ивановичем.

— Бондаревым? – с нескрываемым удивлением спросила Нина. – Это тот самый наш Борька?

— Да, это тот самый твой Борька.

— Он такой же мой, как и твой, — с нескрываемой неприязнью ответила Нина.

Наступило молчание.

— Ну, что же, Борька так Борька, — тихо сказала Нина. — Оставим его в прошлом. Сейчас надо решать, что в итоге мне проектировать. Ваше задание напоминает пословицу «сделай то, не знаю что». Я не привыкла так работать. Я отвечаю за свои проекты, а наше предприятие отвечает за свою продукцию. Так что решай со своим руководством, что конкретно вам надо и в какие сроки. Надеюсь, ты понимаешь, что техническое задание надо подправить. А относительно сроков сейчас сложно что-то сказать.

— Ты права, Нина. Я переговорю с начальником отдела. Пусть он договаривается с дирекцией.

Нина поднялась из-за стола, чтобы уходить.

— Погоди, — остановила её Людмила. – Как-то плохо мы встретились. Прошло много времени. Я знаю, ты на меня сильно обиделась. Прости меня. В конце концов, мы обе оказались обманутыми.

— Ладно, Люда, — смягчающим тоном ответила Нина. – Что было – то было. Нам с тобой предстоит долго сотрудничать. Мне очень хочется, чтобы между нами были хорошие отношения.

Немного подумав, Нина с каким-то любопытством спросила:

— А что Борис, угомонился после женитьбы?

— Куда там, ответила Людмила. – Козёл всегда остаётся козлом.

Нина старалась быстро покинуть здание института. Не сознавая почему, но она вдруг испугалась встретить здесь Бориса. Столько лет она его пыталась забыть, и вот сейчас он снова возник. Скорее, скорее отсюда.

На выходе из института Нину окликнули. Сначала она не обратила на это внимания, ведь звали кого-то с её девичей фамилией. Но, оглянувшись, она увидела того, от кого сейчас бежала.

— Нинуль, это ты?

Расставив руки для объятий, к ней подходил мужчина в безукоризненной одежде с красивой улыбкой на лице.

– Как ты оказалась в наших краях?

— Во-первых, я уже давно не Липовская, — как можно спокойнее ответила Нина. – И ты это прекрасно знаешь.

— Да, да, я знаю. Теперь ты Марченко. Но мне приятнее тебя вспомнить как Липовскую. Так что же тебя привело в мой институт?

— Твой институт? Ты его приватизировал?

— Ну, почти. Я директор этого института.

— Прости, не знала, — солгала Нина.

С самого начала разговора Нина хотела демонстративно повернуться и уйти. Но теперь она поняла, ей придётся еще не раз с ним встречаться в период разработки, согласования и утверждения проекта.

— Вот в лаборатории твоего института уточняла некоторые пункты технического задания на разработку проекта мембранной газоразделительной установки. Ведь я работаю руководителем конструкторской группы на заводе экспериментального оборудования.

— Это там, где директор Карлов? Это очень хорошо. Значит мы с тобой еще не раз встретимся, — крикнул директор уже на ходу. – Извини, у меня сейчас важное совещание.

Нина облегченно вздохнула. Ей не хотелось продолжать этот разговор. Было не место и не время. Она посмотрела вслед убегающему давнему другу и пошла на остановку автобуса.

Что это было? Зачем поднялись в памяти прошлые ошибки, страдания, разочарования от первой влюбленности7 Зачем всплыло все это, как мусор на воде? Зачем возник этот призрак из прошлого? Нет, прошлого не вернуть. Да она и не хочет к этому  возвращаться.

Люди заходили и выходили из автобуса, за окном медленно проплывали дома, деревья. Нина ничего не замечала, она, словно заколдованная, вернулась на несколько лет назад. Вернулась в призрачное, волшебное время, когда хотелось петь и смеяться от счастья, когда вокруг были только прекрасные друзья, счастливые улыбающиеся люди, и был он, её любимый Боря.

Кто-то сел рядом на сидение в автобусе и случайно толкнул Нину.

— Извините, — сказал незнакомец.

Нина проснулась от волшебного сна и посмотрела в окно. Похоже, она проехала несколько лишних остановок, и теперь надо возвращаться назад на своё предприятие, на своё рабочее место. Надо возвращаться в нынешней мир, такой суматошный, непредсказуемый, но реальный. И никаких шагов назад.

Смотрите продолжение рассказа

You must be logged in to post a comment Login

Leave a Reply